Начало (Inception)

22 July 2010

Нелепость белой, снежной и гористой местности со встроенным бетонным укреплением на третьем, почти самом продвинутом уровне сна, каким-то образом выпадает из общей стилистики фильма "Начало". Неужели все это родилось в голове молоденькой девушки Ариадны (Эллен Пейдж), которая вначале выдумала заворачивающийся навстречу спящим горизонт города, а затем вспомнила во сне свою ежедневную дорогу по красивейшему мосту?

Сложно понять, как Кристофер Нолан, не только режиссер, но и сценарист фильма "Начало", мог заставить героя Тома Харди раскидывать множество безымянных защитников крепости в белых масхалатах, на снегоходах и на лыжах, вооруженных автоматическим оружием, одного за другим, так долго. Какой в этом заложен смысл? Какое значение имеет вся эта снежная катавасия, кроме эстетической красоты картинки, выдержанной в снежно-белом ключе, с динамичным саундтреком, морем бездумного экшена, и "выбросом" в виде сходящей лавины?

Эта нелепая задача, справиться в одиночку со взводом защитников крепости, в реальности фильма досталась третьестепенному и невыразительному герою по имени Имс, которого не смог вытянуть даже великолепный Том Харди, два года назад удививший всех своей ролью в фильме "Бронсон". В этот раз ему досталась блёклая и абсолютно пустая роль, полная противоположность вышеупомянутой актерской работе.

Схожие вопросы рождаются и к Артуру, герою, воплощенному на экране не менее талантливым актером по имени Джозеф Гордон-Левитт. К чему вся эта борьба Артура с "проекциями" в невесомости гостиницы на втором уровне сна и падающего фургона на первом уровне? И его главная задача, устроить падение для тех, кто спит в невесомости второго уровня, это всего лишь техническая деталь метода многоуровневых снов. В целом, все эти сны, как составляющие части фильма, словно подложка для чего-то более значимого, и, единственное, действительно значимое в фильме "Начало", это Кобб (Леонардо ДиКаприо), его жена Мол (Марион Котийяр), их отношения, и двое их маленьких детей.

К сожалению, Леонардо ДиКаприо в качестве главного героя, дети, проблемы с женой, все это не может не ассоциироваться с совсем свежим фильмом Мартина Скорсезе "Остров проклятых" (2010). Причем сравнение далеко не в пользу фильма "Начало". Реальность созданная воображением героя ДиКаприо, напряженность борьбы его шизофренического мира с реальностью в фильме "Остров проклятых", а на самом деле режиссерское воспринятие виртуального мира, глубже, богаче, эмоциональней и драматичней у Скорсезе, чем техногенное погружение в мир многоуровневых, иллюзорных снов у Нолана.

С другой стороны, вопросы, которые ставит фильм "Начало", вполне актуальны для современного мира, где идеи, например, такие, которые формируют необходимое экономике общество потребления, вживляются в мозг людей постоянно. Как отличить виртуальную действительность от настоящей реальности? Насколько реальна окружающая нас действительность? Это не пустое любопытство, это назревшие вопросы сегодняшнего дня, где человеку все успешней и эффективней навязывают идеи, где все труднее отличить свою идею, от "внедренной".

В конечном итоге, нельзя не заметить, что сны фильма "Начало" полностью справляются со своей основной задачей, они погружают зрителя в виртуальный мир не хуже, чем погружает в сон самое лучше снотворное. Но, фильм "Начало", безусловно, не сон, это "чистое творчество", это тот виртуальный мир, в который многие зрители хотят и могут погрузиться и насладиться его красочностью, энергичностью и художественной красотой. И они также, как героиня Эллен Пейдж, могут туда вернуться, тогда, "когда реальности им будет мало".

ноябрь 2010

не proкомментировано

Post a Comment

 
 
 

Loved by Google

Labels

 
кино | фильмы | рецензии | отзывы | актеры